Судьба блокадницы

27 января — особая дата в истории нашей страны. 77 лет назад, 27 января 1944 года была прорвана блокада Ленинграда, которая продолжалась 900 долгих дней и ночей. Для всех людей на планете этот город стал символом стойкости, мужества, самоотверженной любви к Родине, удивительной силы духа советского народа.
Когда замкнулось блокадное кольцо, в Ленинграде помимо взрослого населения, осталось 400 тысяч детей всех возрастов. У них было особое, опаленное войной, блокадное детство. Они росли в условиях голода и холода, под свист и разрывы снарядов и бомб. Это был свой мир с особыми трудностями и радостями, с собственной шкалой ценностей.
Блокадное детство выпало и на долю пятилетней Насти Ракиной, отец которой, Андрей Иванович Ракин, пропал без вести на советско-финской войне. Несмотря на возраст, Настя хорошо запомнила эти тяжелые годы.
«Когда началась война, маму поставили караулить небо. Надо было высматривать, прыгнули ли немецкие парашютисты с самолетов. Если спрыгнули, то надо было немедленно сообщить об этом зенитчицам. Иногда мама брала меня с собой на смену. Однажды я увидела что-то в небе, это оказались немецкие парашютисты. Когда мама уходила на работу, мы с соседскими детьми объединялись вместе и ждали дома. Помню, как мы ходили с бидончиком за водой на реку, как хлеб получали по карточкам», — рассказывала Анастасия Андреевна своим детям.
Единственной транспортной магистралью, связывающей город с тыловыми районами страны, стала «Дорога жизни», проложенная через Ладожское озеро. За дни блокады по этой дороге с сентября 1941 года по ноябрь 1943 года удалось эвакуировать 1 миллион 376 тысяч ленинградцев, в основном женщин, детей и стариков. Война разбросала их по разным уголкам Союза, по-разному сложились их судьбы, многие не вернулись обратно.
Маленькую Настю с тётушкой (сестрой отца) эвакуировали по Дороге жизни через Ладожское озеро, а её мама Софья Семеновна Ракина осталась в осажденном городе.
«Когда мы ехали по ледовой дороге, началась бомбежка. Очень много машин ушло в полынью», — вспоминала Анастасия Андреевна.
Со своей мамой Настя встретилась только после войны, тетушка привезла её домой в Ленинград. Дома Настя училась в восьмилетней школе, а после окончания – отучилась на швею.
В 1957 году Анастасия Андреевна познакомилась с алтайским солдатом Тенгерековым Элекчи (Михаил) Учуровичем, проходившим военную службу в Ленинграде, и вышла за него замуж. После свадьбы муж Анастасии уехал на родину в село Куюс Чемальского района, построил там дом и вернулся за любимой супругой в 1958 году. Так Анастасия Андреевна оказалась в Горном Алтае. Живя на родине мужа, она выучила алтайскую культуру и язык.
В 1962 году Анастасия Андреевна и Элекчи Учурович переехали в Онгудай, вступили в колхоз имени Калинина. В их семье родились восемь прекрасных детей.
«Мама работала дояркой и всегда была в передовиках, а папа работал скотником. Родители вставали очень рано, доили коров, затем шли косить сено, после сенокоса снова шли доить коров. Так работали в колхозе», — вспоминает дочь Ольга Михайловна.
Нелегкой оказалась судьба Анастасии Андреевны. Когда младшей дочке Тане исполнился 1 месяц, умер Элекчи Учурович. Это была невосполнимая утрата в семье Тенгерековых. Оставшись без мужа, Анастасия Андреевна больше не вышла замуж и сама вырастила, воспитала достойными людьми всех детей. В это тяжелое время на помощь пришла мама Анастасии Андреевны – Софья Семеновна.
«Когда папа умер, приехала бабушка из Ленинграда и увезла маленькую Таню, вырастила до двух лет и привезла обратно. Бабушка всегда очень помогала нам, присылала десятикилограммовые посылки, чего только не было в них. Даже варенье бабушка упаковывала в целлофановые мешочки и отправляла нам посылкой», — вспоминает Ольга Михайловна. — А мама продолжала работать в колхозе. Она руками доила две группы коров – это примерно 60 голов. С утра мама заводила тесто, а мы сбивали его днем. Вечером, вернувшись с дойки, мама пекла вкуснейший домашний хлеб в печи. Ароматный запах разносился по всему дому. Еще мама всегда пекла блины. Она делала тесто в восьмилитровом ведерке, ставила три сковородки и пекла блины. Такую большую стопку блинов испечет, а мы маленькие уплетаем за обе щеки».
Так сложилась судьба Анастасии Андреевны Тенгерековой, жительницы блокадного Ленинграда, которой сегодня уже с нами нет. Память о ней жива в воспоминаниях детей, внуков и правнуков.

Матрашева О.А.,
заведующая Шашикманской сельской библиотекой

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.